регистрация || напомнить пароль?






   Октябрь 29, 2018

Почему российская рыба проплывает мимо наших прилавков (КП-Мурманск, Софья Ручко)

Почему российская рыба проплывает мимо наших прилавков
Корреспондент «КП» побывала в Мурманске и нашла треску лишь на городском гербе
СОФЬЯ РУЧКО

— Да за такую цену ты мне три желания выполнить должна!
Фото: Евгения ГУСЕВА

РЫБЫ НЕТ!

«Смеешься, — говорят мне коллеги. – Зайди в магазин — рыбы полно». Да, прилавки завалены соленой и копченой, мороженной и консервированной. От семги с Фарерских островов до тунца. А вот свежей рыбы, практически, нет. И цены! Мороженое филе трески — 550 руб. Дороже говядины. А ведь это, вроде, рыба из наших морей, никакая не импортная. Ну ладно, лосось с Дальнего Востока везти сложно. Но неужто с треской из Баренцева моря проблемы? Выяснить, что происходит, я отправилась в Мурманск. И что же? Город удивил нетипично теплым октябрем и… точно таким же отсутствием свежей рыбы. А ведь говорили, что он построен на костях трески, называли рыбной столицей. Забавно, большая часть ассортимента магазинов тут — с Дальнего Востока и по московским ценам: замороженное филе трески — больше 500 руб./кг. Местную охлажденную по 260 руб. я нашла только в одном магазине.

— Берите сегодня, завтра уже не будет. Смогли купить только 26 кг трески. Больше у рыбаков ее нет, — сказала мне продавщица.

Ощущение, будто треска осталась разве что на гербе Мурманска. «Пойду в порт, — решила я. — Не может быть, чтобы рыба совсем уплыла из России».

ПРИЧАЛ РАЗРУХИ

— Пропал дом, — вздыхает мой провожатый в порту, руководитель рыбоперерабатывающей компании «Рубин» Роман Кулик.

И, правда, теперь говоря об этих местах, чаще всего употребляется слово «было». На входе в порт бывший завод «Протеин» («Делал самые вкусные крабовые палочки», — вспоминает Роман). Предприятие закрылось уже более десяти лет назад — исчезло сырье.

Дальше, ближе к причалу, совсем разруха. Бывший коптильный завод, завод льда и Мурманской судоверфи, рыбный завод смотрят окнами с выбитыми стеклами. А вот утопленные ржавые доки.

Когда-то тут бурлила жизнь. Процентов семьдесят мурманчан работали на предприятиях в порту. На одном Мурманском рыбокомбинате трудились 12 тысяч. Сейчас во всем порту меньше. В былые времена суда у причалов стояли в несколько рядов. Теперь вообще пустота — ни одного. Хотя нет, замечаю одинокое маленькое суденышко, выгружающее ящики с рыбой.

Рыбак Нурудин недавно вернулся на берег. Был в море 4 месяца.

— Заработал 800 тыс. Теперь долго никуда не пойду. Денег хватит, да к тому же ловить пока нечего — закончились квоты у компании, — рассказывает он.

Как это в море и рыбы нет? И что это за ограничение по квотам?

НОРГИ ВСЕ СКУПИЛИ

— 500 руб. за треску! Это грабеж, — восклицает гендиректор рыболовецкой компании «Севрос» Сергей Махотин.

Он родился в Мурманске. Первый раз пошел в море в 1976 году.

— У нас два вида рыболовства: промышленное и прибрежное. Прибрежные рыбаки (прибрежники) должны всю рыбу поставлять на российский берег. Но сейчас у них только 6% квоты. Океанисты же, которые могут рыбу продавать за границу, могут ловить гораздо больше. В этом году квоты прибрежников — 21 тыс. тонн, а океанистов — 316 тыс., — рассказывает Махотин.

До Норвегии веслом подать. Всего 200 км. Вот и гонят океанисты рыбу туда.

— Получается, что у нас рыбы нет, а норги (норвежцы. — «КП») все скупили, — жалуются местные.

По словам Сергея Махотина, за границей рыбу покупают по 270 руб., а наши рыбопереработчики платят в среднем по 230 — 240 руб. На больших объемах получается существенная разница.

Рыба — это почти та же нефть. Дорогой ресурс и ограниченный. Население планеты растет, а количество вылавливаемой рыбы последние 30 лет остается примерно на одном уровне. Более того, на фоне выращенного на химии мяса-птицы, дикая морская рыба остается последним честным натуральным продуктом. Конечно, она будет дорожать и уходить в страны с более платежеспособным населением.

А океанисты иногда даже и довозят мороженую рыбу до российского берега. Выгружают в холодильники и ждут, пока цена вырастет. Такая рыба может храниться до двух лет, и ничего ей не будет. Дождутся интересной цены в Европе и сплавляют туда улов. Даже оплатив хранение, получается выгоднее, чем сдать в Россию.

Прибрежники океанистам завидуют. Разреши им закон — тоже бы все за границу повезли. А так у них даже зарплаты меньше: около 100 тыс. в месяц. А у «буржуев»-океанистов и до 300 тыс. доходит.

«Зато мы спим со своими женами», — утешают себя прибрежники. У них рейсы — не больше недели. А те, кто уходит в далеко, по несколько месяцев живут в море.


Рыба стала дороже мяса
Фото: ДМИТРИЙ ПОЛУХИН

РОДНОЙ «ВРАЖЕСКИЙ» ПОРТ

Норвегия манит не только валютой. Порты там удобнее. В 90-е годы с приходом свободы, когда рыбакам разрешили разгружаться за рубежом, они начали ходить в Норвегию. И с удивлением обнаружили, что там нет обычных для России многочасовых проверок пограничников, таможенников, ветеринарных служб. Раз-два, подписали документы, разгрузился и сразу получил деньги. Конечно, все повезли рыбу за границу. Хотя сейчас по регламентам на работу контролирующих органов в России отводится максимум 3 часа, обратно на Родину попробуй загони. Наши порты рыбаки даже называют «вражескими»: проверяющие относятся как к врагам.

При мне Роман Кулик звонит своему знакомому рыбаку-судовладельцу и просит продать ему треску. Обещает заплатить по западным ценам. Рыбак идет в отказ. Говорит, что уже законтрактован с норгами и нет смысла что-то менять.

— В советское время ежегодно ввозили 2 млн. тонн рыбы, а сейчас только 50 тысяч. Килограмм трески тогда стоил 51 коп., — предается воспоминаниям Махотин.

Пресс-секретарь Мурманского рыбного порта Алексей Бакуменко приводит такие данные. За 9 месяцев этого года порт принял 140 тыс. тонн рыбы. В 1944 году во время войны грузооборот был и того больше: 215 тыс. тонн. Самое интересное то, что за этот год рыбаки Северного бассейна выловили 486 тыс. тонн — получается, более 70% улова ушло на экспорт.

Точно такая же история происходит и на Дальнем Востоке — лосось и минтай проще и выгоднее отвезти в Японию, Корею, Китай. Но там рыбы все же больше.

С ГОЛОДУХИ УШЛИ ДАЖЕ КРЫСЫ

Роман Кулик выпускал филе трески. В этом году пришлось перейти, это мурманскому-то предприятию, на дальневосточную скумбрию и горбушу!

— Это не выход из ситуации. Просто решили так переждать, чтобы увидеть, как будут развиваться события дальше. Может, придется закрываться, — говорит Кулик.

А Мурманский рыбоперерабатывающий комплекс, где филе трески тоже было главным продуктом, уже полгода закрыто — сотня сотрудников в неоплачиваемом отпуске.

Замдиректора «Мурманского рыбоперерабатывающего комплекса» Виктор Сологубов ведет меня в цех. Уже бывший. В двухэтажном здании, где теперь и свет-то включается не везде, только один охранник и ветер. Стоящее без дела белое оборудование, на котором давно не лежала рыбы, и холод создают атмосферу морга.

— Крыс тут нет? — спрашиваю.

— Откуда? Им здесь есть нечего, — говорит Виктор.


Так выглядит сегодня знаменитый Мурманский порт…

Рыбопереработчики, плачущиеся на отсутствие сырья, забывают добавить подробности. Несколько лет назад, когда рыбаки еще привозили в Мурманск свежую треску, местные цеха не стремились поставлять в российские магазины: лучшее филе отправляли в Европу, а в Москву – то, что отбраковали.

БЕЛЕЕТ «ПАРУС»

На фоне всего остального «Парусу» повезло.

— Фабрике 13 лет. Раньше мы делали консервы «Печень трески». Около 54 тыс. тонн печени перерабатывали в год. Это 30 огромных пароходов груза. Сейчас сырья не хватает. Стали работать с Дальним Востоком, начинаем делать паштеты из горбуши. И еще оттуда везем иваси. Выкручиваемся, загружаем свое предприятие работой. Раньше здесь работало примерно 100 человек, сейчас 60, — делится собственник «Паруса» Алексей Карасев.

Печень у них была не вся мурманская. Ее в самой треске всего 5%. Представляете, сколько нужно рыб для производства! Печень покупали в Норвегии и Исландии, там это никто не ест, а потому ее продавали «Парусу» весьма охотно. Когда ввели контрсанкции, покупать иностранную рыбу запретили.

Сейчас, если вдруг и случится чудо и появится печень, консервы для покупателя влетят в копеечку. Только их себестоимость будет 120 руб., а в былые времена, до антисанкций, всего 40 — 50 руб.

«ТРЕСКА ЕСТЬ, ЛЮДЕЙ НЕТ»

Часа полтора по колдобинам, а потом вдруг резко начинается асфальт. Мы едем в Териберку. Когда-то процветающий рыбацкий поселок на Баренцевом море, а теперь живописные руины. Именно это место режиссер Звягинцев выбрал для олицетворения полной безнадеги — снял здесь свой «Левиафан» Место, действительно, тоскливей не придумаешь. Сразу на въезде в Териберку — кладбище кораблей. Как напоминание о некогда успешном рыболовецком совхозе. Дальше — брошенные ветхие трех-пятиэтажки. Ощущение, что тут внезапно началась война. Объявили эвакуацию и вывезли жителей. Они бросили свои дома, даже мебель оставили. На самом деле местным дали квартиры в соседнем городе Коле — по программе расселения ветхого жилья. Строить новые дома в депрессивной Териберке власти посчитали бессмыленным. В местной школе детей осталось мало — всего по 2 — 4 человека в классе. Это мне рассказал Алексей. Он руководил рыбоперерабатывающим заводом. Сейчас производство закрыто.

— Тоже трески нет? — уточняю я.

— Рыба есть. Нет людей, — мрачно говорит Алексей. — Не хотят работать, больше любят бухать.

После выхода четыре года назад «Левиафана», Териберка прославилась на весь мир, сюда повалили туристы. В крохотной полуразрушенном городке сейчас пять отелей. Пять! Если до фильма в Териберке жили в основном браконьерством, то теперь промысел забросили — катают туристов на снегоходах, возят их на рыбалку. Ловят, значит. Но где ж эта треска и семга?

Захожу в местный магазин.

— Мне бы рыбки купить… — не найдя ни тушки на прилавке, обращаюсь я к продавщице.

Та дает контакты некоего Сергея.

— Но он пьяный сейчас, наверное, — предупреждает женщина на прощание.

Но нет. Сергей трезв, бодр и невесел. Рыбы у него тоже нет.

— Так где же она? — задаю я свой вечный вопрос.

— А всю туристы съели, — отвечает он.

Он прав. И в здешние, и в мурманские магазины свежую рыбу привозят разве что мелкие браконьеры. Вот как те «26 кг трески», упоминаемые в начале статьи. Столь незначительный объем тут же и съедается. А все , кто ловит законно и имеет право на экспорт, везут рыбу в Европу. Это было выгодное и раньше, но в последние годы особенно. Если в еще 2012 году экспортная пошлина на рыбу составляла 5%, потом снизилась до 2,5%, то с осени 2016 года вообще обнулилась — согласно правилам ВТО.


Корреспондент «КП» не могла представить, что в мурманском цехе ей придется разделывать иваси аж с Дальнего Востока.
Фото: СОФЬЯ РУЧКО

КРИК ДУШИ

Сергей МИРОНОВ, владелец сети ресторанов «Мясо&Рыба» опубликовал в Facebook открытое обращение:

— Государство заявляет, что надо развивать отечественный продукт, работать на импортозамещение, прививать россиянам любовь к национальной рыбе. И делает все, чтобы эта самая, наша рыба, уходила заграницу. Как такое может быть — спросите вы? Нелогично! Но так и есть. Раньше существовала экспортная пошлина, которая сдерживала мощность оттока рыбы за бугор. Размер пошлины — 5% плюс оплата таможенных процедур. Для рыбаков это был принципиальный вопрос, поэтому значительная часть улова уходила на внутренний рынок. В 2014 пошлину снизили до 2,5%, а в прошлом году… отменило вовсе. И что теперь?

А то, что рыбакам выгоднее отправлять наловленное на импорт: меньше геморроя. Я искренне не понимаю, как можно существовать в таком двоемыслии: призывать к развитию, всячески ему мешая.

Более того, в этом году российские рестораторы вообще остались без отечественной чавычи. Почти все по вкусной цене уплыло в сети азиатских покупателей. Нормально?!

Приучайте гостя на протяжении нескольких лет к российскому натуральному продукту, а потом вновь переводите на нитратную норвежскую семгу, напичканную антибиотиками, приходящую к нам в обход санкций, под видом разрешённой — зачастую на такой рыбке красуется наклейка «Производство Фарерские острова».

Что делать? Да хотя бы сделать заградительную пошлину, чтобы свою рыбу стало выгодно продавать на свой же рынок. А вообще неплохо было бы квотировать только те компании, которые, к примеру, отдают 80% улова на внутренний рынок.

Коллеги, что думаете? Как ещё донести до чиновников, что поддержка российского бизнеса и развитие отечественного производства важнее набитых иностранными деньгами карманов?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему рыба с Дальнего Востока не доходит до отечественных прилавков

Корреспондент «КП» побывала на дальневосточных островах и выяснила, что нужно, чтобы отечественные морепродукты заняли место запрещенного импорта

Про эти окраинные острова России в центральной ее части вспоминают нечасто. Курилы и Сахалин — последний козырь в долгих разговорах о величии страны. Это же уникальные красоты, дальние рубежи, гигантские газовые месторождения. После таких разговоров иногда перепадают островам крохи федерального финансирования. Сейчас же про Сахалин и Курилы заставили вспомнить продуктовые санкции. Вот уже два месяца в страну не пускают европейскую рыбу. Ну а что — у нас на Дальнем Востоке и Сахалине своей полно! (подробности)

В ТЕМУ

В России 13 морей, а рыбы на прилавках нет

Только на Дальнем Востоке в прошлом году наловили более четырех миллионов тонн лосося, трески, сайры — но где это все?

В одном московском супермаркете я насчитала аж 19 видов рыбы. Лосось с Фарерских островов, средиземноморская дорадо, тунец индийских кровей, китайский пангасиус. В уголке скромно ютились наши треска, минтай и пикша. На мой вопрос, есть ли еще что-то отечественное в ассортименте, продавщица без лишних слов указала на отдел заморозки. Там пачками лежали безликие брикеты филе.



Обсуждение закрыто.



Другие новости

   Март 6, 2019 в 7:39

Вот, блин! (Российская газета от 04.03.2019, автор: Алена Узбекова)

Рыбный Союз

Несмотря на хороший улов, оснований для снижения цен на икру в марте нет, полагают в Рыбном союзе.

Читать далее


   Февраль 27, 2019 в 2:27

Рыбный союз заключит соглашение о сотрудничестве с Роспотребнадзором в целях обеспечения населения безопасной и качественной рыбной продукцией

Рыбный Союз

Ключевой темой обсуждения стала стратегическая задача по разработке комплекса мер, направленных на обеспечение населения качественной и безопасной рыбной продукцией в соответствии с нормами, установленными Минзравом России — 22 кг на человека в год.

Читать далее


   Февраль 18, 2019 в 9:20

ФТС хочет расширить перечень продуктового эмбарго (Ведомости от 15.02.2019, автор Е.Бурлакова, А.Филатов)

Рыбный Союз

Если инициатива ФТС будет поддержана, то под запрет из «рыбной группы» могут попасть шпроты из Прибалтики, отмечает исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков, остальная продукция из указанных стран практически не импортируется.

Читать далее


   Февраль 8, 2019 в 5:49

С полки — вон! (Российская газета от 08.02.2019, автор: Евгений Гайва)

Рыбный Союз

Объединения производителей продуктов будут формировать «черные списки» недобросовестных поставщиков.

Читать далее


   Февраль 5, 2019 в 5:59

Ценам не устоять (Российская газета от 05.02.2019, автор: Алена Узбекова)

Рыбный Союз

Почти 60 процентов улова, по экспертным оценкам, уплывает за рубеж, в частности в Китай. «Недавно я слышал, как один из американских сенаторов публично предложил ввести пошлину на китайскую переработанную рыбную продукцию, которая производится из российского минтая», — рассказал Гудков. Он отметил, что стимулировать переработку минтая в России сложно. «Заниматься переработкой, тратить силы на продвижение готовой продукции и получать при этом гораздо меньший доход, чем от экспорта сырья, никто не хочет», сказал эксперт.

Читать далее


← Предыдущая страницаСледующая страница →


Актуально



  Март 22, 2019

Андрей Грачев: Налоговые хартии: помощь бизнесу или новая форма налогового контроля? (РБК, от 20.03.2019)

Рыбный Союз

Основная цель хартии — признание ее участниками недопустимости получать прибыль и конкурентное преимущество за счет неполной уплаты налоговых платежей в бюджет. Таким образом, хартии направлены на увеличение пополнений бюджета и нормализацию бизнес-обстановки в соответствующей отрасли.



  Март 18, 2019

От сетей ждут добросовестности (Газета «Коммерсантъ» №44 от 14.03.2019, автор: Анатолий Костырев)

Рыбный Союз

Производители не хотят, чтобы штрафы за недопоставки товара становились для сетей способом заработка, так как считают, что их размер зачастую превышает возможный ущерб сетей, поясняет Михаил Бурмистров.



  Февраль 4, 2019

Крабы доползли до Белого дома (Газета «Коммерсантъ» от 01.02.2018, автор Анатолий Костырев)

Рыбный Союз

Проект внесения изменений в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», который вводит квоты на добычу краба, предоставляемые в инвестиционных целях по результатам аукционов, Минсельхоз внес в правительство на этой неделе. Как следует из документа (копия есть у “Ъ”), он согласован с Минпромторгом, Минэкономики и Минфином. Также урегулированы разногласия с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) и ФСБ.
Минсельхоз предлагает распределять на аукционах 50% всех квот на вылов краба сроком на десять лет.



  Декабрь 26, 2018

Россия и Беларусь создали единую систему ветсертификации (Российская газета от 26.12.2018, автор: Екатерина Ясакова)

Рыбный Союз

Об этом сообщил во вторник белорусский телеканал «Беларусь 1» со ссылкой на главу Россельхознадзора Сергея Данкверта.



  Декабрь 25, 2018

Мантуров отметил снижение числа нарушений при производстве мороженой рыбы (РБК от 24.12.2018)

Рыбный Союз

Количество нарушений в сфере продажи мороженой рыбы в России существенно снизилось. Об этом в ходе встречи с президентом Владимиром Путиным заявил глава Минпромторга Денис Мантуров, передает ТАСС.

«Мы решили ряд серьезных проблем, в частности по мороженой рыбе практически вышли в ноль [нарушений]», — рассказал он. Мантуров пояснил, что раньше под видом трески часто поставлялся минтай.



  Декабрь 19, 2018

Что будет с ценами на селедку к новогодним праздникам (Российская газета от 19.2.2018, автор: Евгений Гайва)

Рыбный Союз

Россияне охотно покупают сельдь и в виде филе в банках, и в целом виде. Но если брать селедку целой, стоит обратить внимание на глаза рыбы, они должны быть прозрачными, не мутными. Такая рыба хорошего качества, отметила Ирина Ванцович.



  Декабрь 17, 2018

Встреча Президента РФ В.В.Путина с главой Росрыболовства И.В.Шестаковым

Рыбный Союз

Владимир Путин провёл рабочую встречу с руководителем Федерального агентства по рыболовству Ильёй Шестаковым. Обсуждались итоги работы и текущая ситуация в отрасли.



  Декабрь 4, 2018

Рыбное море с безлюдными берегами: Быть или не быть прибрежному лову Хабаровском крае? (КП-Хабаровск, от 04.11ю2018, автор: Виктор Марьясин)

Рыбный Союз

По мнению директора объединения рыбопереработчиков и предприятий аквакультур «Рыбный союз» Сергея Гудкова, приоритетом рыбной отрасли должно стать обеспечение своих граждан рыбной продукцией с увеличением среднедушевого потребления рыбы на 30-40 процентов.



  Декабрь 2, 2018

Мясо из пробирки. Из чего делают искусственные продукты и не вредны ли они? («Аргументы и Факты» № 48 28.11.2018, автор Елена Плотникова)

Рыбный Союз

«Мы ещё не видели сырьё, из которого делают аналоги рыбы. К тому же, пока не будет заключения о безопасности таких продуктов, говорить о том, что подобное появится в России, преждевременно», — пояснили «АиФ» в Рыбном союзе.



  Ноябрь 22, 2018

Латвийские ученые обнаружили в балтийской рыбе «химический СПИД»

Рыбный Союз

Такое жонглирование научными данными не могло не вызвать подозрений у сообщества производителей рыбы в России. — Посеять панику среди населения, чтобы снизить потребление рыбы и далее ее направить как сырье на производство кормовой муки, — говорит специалист по качеству НО «Рыбный Союз» Ирина Пульчева.