регистрация || напомнить пароль?






   Апрель 14, 2014

Обзор СМИ 07.04.2014 — 14.04.2014

Избыточный административный контроль оборачивается для рыбаков миллиардными потерями

14 апреля 2014, 08:27 Михаил Беликов

http://fishretail.ru/news/izbitochniy-administrativniy-kontrol-oborachivaetsya-dlya-ribakov-321228

Одной из главных проблем российского рыбохозяйственного комплекса остается избыточный административный контроль. По подсчетам экспертов, рыбопромышленные компании ежегодно теряют из-за него многие миллиарды рублей. И если некоторые вопросы все же удается решить, то в ряде ключевых для отрасли вопросов ситуация остается без изменений. Более того, вместо решенных проблем часто появляются новые.

Браконьеров больше нет

Одним из примеров может служить ситуация с исполнением требований постановления правительства РФ № 486 от 30 июня 2008 года. Напомним, в этом документе говорится, что рыбаки обязаны доставлять на территорию России рыбу, добытую в Баренцевом море за пределами исключительной экономической зоны и континентального шельфа России. Как известно, Баренцево море включает в себя не только российскую часть, но и открытые районы, и те участки, на которые распространяется юрисдикция Норвегии и где российские суда обязаны вести промысел в соответствии с норвежским законодательством.

— Постановление № 486 было принято в целях борьбы с так называемым ННН-промыслом — незаконным, несообщаемым и нерегулируемым, — подчеркнул председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев. — Уже более 5 лет все страны Северной Европы официально признают, что среди российских рыбаков браконьеров нет, а объем ННН-промысла в Баренцевом и Норвежском морях усилиями России и Норвегии сведён почти к нулю. Несмотря на это, 486-е постановление продолжает действовать, и рыбаки вынуждены совершать длительные переходы в российские порты для оформления рыбопродукции на экспорт. Затраты рыбаков на такие доставки, по нашим подсчетам, составляют более 4 миллиардов рублей в год.

Представители рыбацкого сообщества Северного бассейна неоднократно поднимали на рабочей группе при Минсельхозе вопрос о корректировке этого документа, добавил эксперт. Исключение Баренцева моря из перечня районов промысла, указанных в постановлении, позволило бы существенно сократить расходы рыбаков и улучшить конкурентоспособность российский рыбопродукции. При этом за рыбаками сохранится обязательство доставлять на российский берег рыбу, выловленную в Баренцевом море в российской экономзоне и на континентальном шельфе, как требует федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Но никаких решений по этому поводу до сих пор не принято.

Двойное толкование

В существенной корректировке нуждаются и правила рыболовства Северного рыбохозяйственного бассейна, отмечают рыбопромышленники. Эта потребность особенно сильно проявляется во взаимоотношениях с пограничниками, которые толкуют отдельные положения правил по-своему и возбуждают в адрес рыбаков с каждым годом все больше и больше дел об административных правонарушениях.

Например, несколько рыбопромысловых компаний, которые вели промысел в районе NEAFC (северо-восточная часть Атлантического океана) недавно были оштрафованы за нарушения части 2 статьи 8.37 Кодекса об административных правонарушениях РФ. По мнению представителя Пограничного управления ФСБ России Мурманской области, который предъявил удостоверение инспектора NEAFC, на судне отсутствовала «необходимая документация». На самом же деле пограничник потребовал у судовладельцев схему грузовых трюмов в формате 3D, подчеркнул Владимир Григорьев. И хотя сам секретариат NEAFC признал это требование необязательным, капитанам был назначены штрафы в 10 тысяч рублей каждому, а судовладельцам отсутствие схем обошлось в 100 тысяч рублей.

Это далеко не единственный случай, подчеркивают рыбаки. Вот еще один пример: практически все компании, которые на абсолютно законном основании в 2013 году ловили рыбу арендованными судами, были оштрафованы пограничниками на сумму 200 тысяч рублей за отсутствие сверки схем грузовых трюмов. Другими словами, схемы трюмов на борту были, но они были заверены уполномоченным органом и собственником судна, а не арендатором, как требовали представители погрануправления. По всей видимости, проверяющие считают, что при передаче судна в краткосрочную аренду размер трюма меняется.

В своем административном рвении контролеры доходят до откровенных курьезов. Поводом для преследования порой становится даже сам факт захода российского рыболовного судна в иностранный порт. Недавно с этим столкнулось одно из мурманских рыбопромышленных предприятий. Дело в том, что принадлежащий этой компании траулер с уловом из-за плохой погоды не дождался транспортного судна для перегрузки в море, а зашел переждать шторм в порт Киркенес. Корабль прошел, как и полагается, контрольную точку и подал все необходимые заявления. Вся рыба оставалась в трюме, не перемещалась и не оформлялась на ввоз на территорию Норвегии. Когда погода улучшилась, транспорт пришел в район перегрузки, а затем туда отправился и траулер. Перегрузку под контролем инспектора благополучно выполнили, никаких замечаний у представителя погрануправления не возникло, весь улов был доставлен на территорию РФ, как того требует российское законодательство. Однако даже за этот заход в Киркенес, который был предпринят исключительно для безопасной стоянки судна во время шторма, капитана судна и судовладельца пытаются привлечь к ответственности. Сейчас административное дело по этому поводу рассматривается в мурманском суде.

Помимо всего прочего, правила рыболовства Северного рыбохозяйственного бассейна требуют, чтобы рыболовные суда в море имели оригинал разрешения на ведение промысла. Однако рыбодобытчикам порой приходится часто менять район промысла, выбирать дополнительные квоты, менять арендаторов судна и так далее. И в каждом подобном случае приходится идти в порт за новым разрешением на промысел. Это приводит к значительным потерям промыслового времени и дополнительным расходам.

Рыбаки настаивают на скорейшем издании новой редакции бассейновых правил рыболовства, чтобы исключить возможность их двойного толкования.

Три миллиарда за вход

Отдельный вопрос — проблемы таможенного оформления рыбопродукции в Мурманском морском рыбном порту. Российскую рыбопродукцию, произведенную на судах и предназначенную для ввоза в РФ, приходилось растаможивать. После появления приказа Федеральной таможенной службы №40, который отменял это требование, многие рыбаки надеялись, что вопрос решен окончательно и бесповоротно. Но, как выяснилось, это касается только рыбы и не относится к поддонам, на которых размещены коробки с рыбой. Мурманская таможня решила, что поддоны должны быть растаможены по всем правилам. В результате приходится оформлять на ввоз не рыбопродукцию, а лишь поддоны для нее. Это отнимает промысловое время и выглядит полнейшим абсурдом.

Казалось бы, суммы штрафы не особенно велики и не отразятся в целом на работе рыбопромышленных предприятий. Однако у рыбаков создаётся мнение, что количество административных дел и штрафов — основной критерий оценки работы контролирующих органов и их главная цель. И если рыбопромышленники полностью соблюдают «профильные» законы, то возникает впечатление, что контролирующие органы включают фантазию и изобретают всё новые и новые поводы для возбуждения административных дел. Однако никто почему-то не пытается проявить творческий подход для решения старой проблемы «незаходных» российских судов, построенных или модернизированных за границей. Заходить в российские порты им не позволяют колоссальные пошлины и НДС, которые составляют в общей сложности около 23 процентов от стоимости судна. В Баренцевом море работают 49 новых судов иностранной постройки и 29 кораблей, модернизированных за границей. При заходе в российские порты их владельцы должны заплатить в общей сложности около 3 миллиардов рублей. Если власти все же решатся на таможенную амнистию для «незаходных» судов, то при их обслуживании в порту Мурманск суммарный ежегодный доход береговых предприятий составит около 4,2 миллиардов рублей, а отчисления в бюджет различных уровней превысят 800 миллионов рублей.

— У норвежцев, которые ведут рыбный промысел в тех же районах, что и мы, таких проблем не возникает, — отмечают в Союзе рыбопромышленников Севера. — Российским рыбакам хотелось бы, чтобы аналогичный благоприятный режим был и в наших портах, а контролирующие органы занимались своими прямыми обязанностями по контролю промысловой деятельности без излишнего формализма и погони за статистическими показателями.

Электронную сертификацию надо встраивать в оптимизированную систему

Александр ФОМИН, Президент ВАРПЭ

14 апреля 2014 года Александр ИВАНОВ, Fishnews

http://fishnews.ru/interviews/372

Будущее в сфере оформления продукции из водных биоресурсов Россельхознадзор видит во внедрении выдачи ветеринарно-сопроводительных документов в электронном виде. Использование современных технологий можно только приветствовать, но электронная сертификация – лишь один из элементов системы ветеринарного контроля, и прежде всего нужно позаботиться о том, чтобы эта система была понятной, прозрачной и направленной на достижение конечного результата. Такую точку зрения высказал в интервью Fishnews президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ)Александр Фомин.

– Александр Владимирович, хотелось бы обсудить с вами такой нашумевший вопрос, как электронная ветеринарная сертификация. Профильное ведомство – Россельхознадзор – активно высказывается на эту тему. В частности, недавно заместитель руководителя федеральной службы Николай Власов заявил, что определенная часть рыбацкого сообщества выступает резко против электронной сертификации.

– На мой взгляд, то, что говорит Николай Анатольевич, – это некая подмена понятий.

Электронная сертификация — лишь инструмент, который является маленьким винтиком общей системы ветеринарного контроля. Сама система ветконтроля в отношении уловов и рыбопродукции должна быть установлена законом, поскольку оказывает ограничивающее влияние на деятельность хозяйствующих субъектов Российской Федерации. Но сегодня в законе о ветеринарии не прописана система ветеринарного контроля рыбы и рыбопродукции. Россельхознадзор применяет простой подход: рыба – это животное, а следовательно, она должна подлежать ветконтролю. В настоящее время готовятся технический регламент Таможенного союза «О безопасности рыбной продукции» и новая редакция федерального закона «О ветеринарии», в которых Минсельхозом и Россельхознадзором буквально проталкиваются положения, предусматривающие тотальный ветеринарный контроль рыбы и морепродуктов. Собственно, такой подход уже отработан на примере Приморского края и Сахалинской области.

В прошлом году мы теряли на оформлении рыбопродукции от 3 до 12 дней, а денежные затраты составили свыше 3 млрд. рублей – согласитесь, средства существенные. И это результаты действия административного барьера, созданного только одним территориальным управлением Россельхознадзора – по Приморскому краю и Сахалинской области. В других регионах, к счастью, такого пока нет, но если техрегламент и закон о ветеринарии в предложенной редакции будут приняты, это станет неизбежным.

Поэтому мы поставили вопрос о том, чтобы убрать сплошной ветеринарный контроль в отношении уловов и рыбопродукции. Весь мир выстраивает систему контроля с учетом анализа существующих рисков. В нашем случае этого не происходит. Например, замороженная продукция из морской рыбы даже теоретически не может таить в себе опасных для человека болезней. Соответственно, если риска не существует, то государство не имеет права вводить дополнительные обременения для бизнеса.

Существующая система ветеринарного контроля и надзора в отношении уловов и рыбопродукциидетально обсуждалась в конце прошлого года на заседании межведомственной рабочей группы, созданной в соответствии с поручением Президента РФ Владимира Путина. Рабочая группа констатировала, что барьеры действительно существуют и нужно отстроить вообще всю систему ветеринарного контроля рыбопродукции, сделать эту систему нормальной и прозрачной. При этом вопросы рассматривались гораздо шире: как добиться того, чтобы исключить продажу некачественных рыбных товаров в розничной торговле – ведь главная задача именно в этом. Более того, на некачественную продукцию, которая реализуется в магазинах, как правило, имеется ветеринарно-сопроводительный документ.

Были даны соответствующие поручения по комплексному решению вопросов ветеринарного контроля рыбопродукции, в том числе с учетом анализа рисков. Но вместо этого Россельхознадзор говорит: сделаем электронную сертификацию и все будет в порядке. Мы не против использования электронных технологий оформления сопроводительных документов, но какой смысл обсуждать конкретные инструменты системы ветеринарного контроля в отношении рыбы и рыбопродукции при отсутствии самой системы? Телега оказалась впереди лошади. Система контроля законодательно не создана, но нас уже обвиняют, что мы против конкретных механизмов ее реализации. Считаю, что здесь государственные решения должны быть комплексными и последовательными. К сожалению, пока их нет.

Глава государства Владимир Путин в декабре дал поручения в сфере ветеринарного контроля в рыбной отрасли, срок исполнения истек 1 апреля 2014 года. В итоге выстроенной системы нет, но есть бесконечные разговоры о необходимости электронной сертификации уловов и недобросовестных рыбодобывающих предприятиях-браконьерах, которые блокируют это нововведение. При этом тема все дальше уводится от прямых задач ветеринаров в части предотвращения заноса на территорию России заразных болезней, общих для человека и животных.

– Вы говорите, что бизнес-сообщество ставит вопрос о том, чтобы убрать тотальный ветеринарный контроль за морской дикой рыбой. То есть, на ваш взгляд, необходима система оценки и управления рисками?

– Да, система оценки и управления рисками должна быть четко определена. Если говорить о рыбе, выращиваемой в аквакультуре, риски действительно существуют. Например, запустил больную рыбу к здоровой – вся рыба заразилась и погибла. Нужно контролировать? Безусловно, и мы двумя руками за то, чтобы такой контроль осуществлялся. Список возможных болезней определен Ветеринарно-санитарным кодексом водных животных Международного эпизоотического бюро (его членом является и Россия), а также приказом Министерства сельского хозяйства РФ от 9 марта 2011 г. № 62.

Но подчеркну, что, во-первых, все перечисленные в этих документах болезни рыб не представляют угрозы для человека. Во-вторых, указанные болезни являются опасными только для живых рыб, выращиваемых в пресноводной аквакультуре, в случае их заражения.

Переработанная мороженая рыбопродукция даже теоретически не может представлять эпизоотическую опасность ни для рыб, выращиваемых в аквакультуре, ни для человека, потребляющего этот продукт.

Таким образом, выполнение задач по охране территории Российской Федерации от заноса заразных болезней рыб не требует тотального контроля уловов водных биоресурсов и продукции из них. Нет смысла бороться с тем, чего не может существовать в принципе.

Поэтому, безусловно, подходы по контролю живой аквакультурной рыбы и замороженной продукции морского промысла должны быть разные. В отношении продукции морского промысла (а это более 90% от общего объема добычи) достаточно в рамках мониторинга районов работы российских рыбаков заранее, еще до начала лова, подтверждать безопасность добываемой рыбы. В дальнейшем контроле до стадии розничной реализации нет необходимости. Не отмечено в существующей практике случаев выбраковки, например, рыбопродукции из минтая по ветеринарным причинам.

Давайте обратимся к истории. До 1959 года вообще не было какого-либо ветконтроля в отношении рыбы и рыбопродукции. С 1959 по 2007 год стали проводить ветеринарно-санитарную экспертизу в отношении свежей и охлажденной пресноводной рыбы, реализуемой на рынках. А с 2008 года приказами Минсельхоза России уже была установлена необходимость проведения ветеринарно-санитарной экспертизы в отношении любой рыбы и рыбопродукции. Благо пока эти требования исполняются не во всех регионах. Но, как я сказал выше, приморские и сахалинские предприятия уже успели оценить последствия имеющихся правил как с точки зрения потерь производственного времени, так и с финансовой стороны.

Для ветеринаров такая ситуация, видимо, действительно удобна – это вам не лечить сельскохозяйственных животных. Кто-то документы проверяет, кто-то продукцию осматривает, кто-то пробы отбирает, кто-то лабораторные исследования проводит – все при деле. А главное – никаких рисков, поскольку минтай не болеет болезнями человека и продукция из него после замораживания безопасна для потребления. Но все это в конечном итоге приводит к ограничению поставок рыбопродукции на внутренний рынок, увеличению ее себестоимости и конечной цены при реализации.

– Вы говорите, что не возражаете против выдачи ветеринарно-сопроводительных документов в электронном виде. Между тем СМИ транслируют мнение управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области о том, что Ассоциация добытчиков минтая и ВАРПЭ выступают за сохранение «бумажной» сертификации – вот такая была формулировка.

– Если говорить в отношении ВАРПЭ – не помню, чтобы я или кто-то из наших членов выступал за сохранение «бумажной» сертификации. Мы выступаем против ветсертификации переработанной пищевой рыбопродукции — это дополнительный торговый барьер для бизнеса. Действительно, есть случаи, когда страны-импортеры, которые покупают российскую продукцию, сознательно вводят такие барьеры, в том числе и для ограничения собственного рынка, – например ЕС. С этим приходится считаться и оформлять требуемые документы. Но совершенно непонятно, когда такие ограничения вводятся в любых других случаях и в первую очередь в отношении продукции, поставляемой на внутренний рынок.

Хоть бумажная, хоть электронная сертификация в отношении переработанной рыбопродукции – это ведомственные интересы, не установленные законодательством Российской Федерации и противоречащие международным требованиям, в частности положениям Ветеринарно-санитарного кодекса водных животных. Удивляет, что Россельхознадзор отвлекает внимание от поручения Президента по снятию излишних барьеров для рыбаков и выстраиванию эффективной системы ветеринарного контроля с учетом оценки и управления рисками и сводит все к разговорам: электронная тотальная сертификация рыбопродукции лучше, чем бумажная тотальная сертификация. По моему мнению, не лучше. Давайте посмотрим весь порядок ветеринарного контроля, все документы и то, в какую систему будет встраиваться электронная сертификация и как она будет работать. Когда появятся нормативные акты, направленные на исполнение поручений главы государства, возможен предметный разговор. Пока говорить не о чем. Тем более что поручение по оптимизации ветеринарного контроля в рыбной отрасли не снято с контроля Администрации Президента и установлен новый срок его исполнения – 20 мая 2014 года. И хотя за последние шесть лет Президентом и Правительством было дано более 10 поручений по этим вопросам, мы надеемся, что в этот раз Минсельхозу и Россельхознадзору все же придется минимизировать созданные административные барьеры.

– То есть пока сложно согласиться с тем, что электронная сертификация станет некой панацеей, как об этом говорит Россельхознадзор?

– Сама электронная сертификация с точки зрения удобства заполнения и получения разрешений – да, наверное, это будет удобно. Но оформление сопроводительных документов – это только часть системы, и ее нужно нормальным образом выстроить.

А здесь больше вопросов, чем ответов. Россельхознадзор почему-то увязывает электронную сертификацию не с предотвращением заноса заразных болезней на территорию страны, а с вопросами контроля прослеживаемости продукции и законности происхождения, к которым это ведомство никакого отношения не имеет.

При реализации в рознице любая продукция сопровождается сведениями, когда она была произведена, каким предприятием, из какого сырья. Какая еще нужна прослеживаемость, нам непонятно.

– У нас каждое, наверное, ведомство стремится получить как можно больше полномочий.

– А заканчивается это чем? Коррупцией! Я приводил цифры затрат для наших предприятий. А ведь есть еще неофициальные поборы. Кстати, по поводу того что ветеринарные власти предотвращают сбыт продукции ННН-промысла. На самом деле все с точностью до наоборот: именно с помощью ветеринарно-сопроводительных документов легализуется, например, браконьерская красная икра на Дальнем Востоке.

Нынешняя система ветеринарного контроля – и мы подробно ее разбирали в рамках межведомственной рабочей группы – это клубок, который образуют ветслужбы субъектов РФ и Россельхознадзор. Поэтому мы и просим: пропишите всю систему контроля в законе о ветеринарии, чтобы было понятно, насколько обоснован этот контроль, как он осуществляется и где чьи полномочия. Ведь, по сути, идет дублирование, которое обходится в сумасшедшие деньги для государства. Но если человек отравился некачественной продукцией, отвечать за это будет производитель и никакие ветеринарные сертификаты не помогут.

– Но товар в магазинах – это, насколько я понимаю, компетенция Роспотребнадзора.

– Понятно. Но у Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека иной подход. И весь мир работает по такому принципу: ответственность за качество и безопасность товара лежит в первую очередь на самом производителе.

– Николай Власов в своем интервью эту тему также затронул. Он предложил вспомнить, кто за последнее время реально на Дальнем Востоке ответил за некачественную продукцию. Никто, а ведь такой товар есть, отметил заместитель руководителя Россельхознадзора.

– Есть, я согласен, особенно в части импортируемой рыбопродукции. И надо чаще проверять торговлю. Устраивать показательное уничтожение некачественных продуктов и лишать торговые предприятия возможности осуществления этой деятельности. Риски потерять бизнес в случае недобросовестной работы будут большие, и ситуация изменится по всей цепочке – от вылова до реализации в рознице.

Треска меняет курс

Рыбопереработку в СЗФО поддержат на федеральном уровне

Текст: Алексей Михайлов

http://www.rg.ru/2014/04/08/reg-szfo/ryba.html

08.04.2014, 12:05

Рыбопереработчикам выгоднее поставлять в магазины филе, а не обезглавленную или живую рыбу.Фото: Алексей Михайлов/РГ

Федеральные власти разработали комплекс мер для поддержки рыбопромышленных предприятий, поставляющих свой улов на российский внутренний рынок. Главным критерием для стимуляции рыбаков предполагается сделать поставку выловленной рыбы на российский берег, чтобы уйти от сырьевой направленности отрасли. Пока этот проект корректируется, но главные направления уже обозначены. Рыбопереработчики поддерживают эту инициативу, но рыбопромышленники относятся к ней скептически.

Премиальные квоты

Предложения минсельхоза РФ на этот счет содержатся в проекте «Комплекс мер по стимулированию производства пищевой и иной продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки и ее экспорта». Проект пока не утвержден, но есть основания полагать, что чиновники настроены очень серьезно. Например, они собираются стимулировать поставки сырья для отечественных рыбоперерабатывающих компаний через поэтапное увеличение прибрежных квот. По мнению специалистов минсельхоза, прибрежная квота «должна составлять не менее 80 процентов совокупных действующих мощностей по береговой рыбопереработке». Льготы по уплате налога за пользование водными биоресурсами (ВБР) предполагается установить только для тех рыбаков, кто поставляет свою продукцию на российский рынок, причем размер льгот должен зависеть от степени переработки улова. С 2018 года, когда рыбаки будут наделяться долями квот на очередные 10 лет, предполагается включить в договоры о распределении квот обязанность добывающих компаний поставлять сырье на береговые рыбоперерабатывающие предприятия. Более того, с этого же года чиновники намерены ввести премиальные квоты, которые будут распределяться по итогам квартала, полугода или года только между теми рыбопромышленниками, которые за этот период поставляли рыбу на российский берег. Не исключено, что премиальные квоты составят 20 процентов, а остальные 80 будут «основными». А чтобы уменьшить административные барьеры, власти предполагают начать в четвертом квартале 2014 года пилотный проект электронной ветеринарной сертификации при поставках рыбопродукции российского промысла из Мурманской области.

— Одно из предложений касается выравнивания налоговой нагрузки по всей товаропроводящей цепи, — отметил Сергей Гудков, исполнительный директор Рыбного союза, который объединяет российские рыбоперерабатывающие предприятия. — Дело в том, что очень многие рыбаки освобождены от налога на имущество, на прибыль и НДС. Вместо этого они платят единый сельхозналог. И когда они отгружают продукцию рыбоперерабатывающим предприятиям, у рыбопереработчиков возникает обязанность уплатить НДС с ее полной стоимости. Поэтому многие крупные рыбопереработчики принципиально не работают с некоторыми видами продукции и стараются иметь дело только с теми рыбаками, которые платят НДС. Это достаточно серьезно сковывает товарооборот.

Рыба для миллиарда

Отдельный вопрос — работа с потребительским рынком, подчеркивает эксперт. Одно из предложений заключается в том, чтобы обязать органы власти закупать для различных нужд порционное филе, изготовленное из российского сырья российскими производителями. В том числе и на судах. Причем закупать не абы у кого, а именно у тех предприятий, которые имеют уже внедренные и действующие системы менеджмента качества. Они подразумевают аудит третьей стороны, который подтверждает, что продукция данного предприятия соответствует всем стандартам качества. Это позволит отсечь недобросовестных производителей от рынка, а государству — серьезно сэкономить. Если больница или колония закупает обезглавленный минтай, то отходов будет достаточно много — как минимум кости и обрезки. От порций филе отходов не будет почти никаких, а кости рыбоперерабатывающее предприятие сможет переработать и продать, например, на птицефабрику или в качестве корма пушному зверю. В любом случае это уже будет продукция с более высокой добавленной стоимостью.

Еще одно новшество касается продвижения рыбной продукции в розничной торговле. Предполагается создать отраслевые стандарты качества, которые превосходят своей строгостью ГОСТы. В эти стандарты должны вкладываться и государство, и сами производители. Рыбопродукцию, которая будет соответствовать этим стандартам, предполагается снабдить «Знаком высокого качества» для маркетингового продвижения на рынке.

«Вывозить за рубеж нужно продукцию глубокой переработки»

В то же время эксперты отмечают, что российская рыбопереработка не может и не должна «закрываться» от импорта рыбы, поскольку это может сильно отразиться на внутреннем рынке. Не менее важный вопрос — искусственное разведение рыбы. Более половины рыбы, потребляемой во всем мире, исключая Россию, выращено в садках. И только в России ее количество составляет около трех процентов, или 150 тысяч тонн. Любопытно, что еще 10 лет назад это соотношение было приблизительно один к трем. Сегодня в мире добывается 90-95 миллионов тонн «дикой» рыбы. С 2001 по 2011 год объемы аквакультуры выросли с 34 миллионов тонн до более чем 70. За этот период население Земли выросло примерно на один миллиард человек, а промысел остался на том же уровне. Это означает, что развитие аквакультуры очень серьезно сдерживает рост цен на все рыбное сырье. Аквакультуру крайне важно развивать и в России. Иначе сдержать рост цен на рыбопродукцию будет невозможно.

— Сегодня 92 процента импорта составляет обезглавленная рыба — практически сырье, — добавляет Сергей Гудков. — От этого следует уходить. Вывозить за рубеж нужно продукцию глубокой переработки, в том числе разнообразные пресервы и консервы — то, что уже готово к употреблению. Мы должны к этому стремиться. Конечно, мы не можем это сделать одномоментно.

Поддержка или лоббизм?

Рыбаки относятся к этим идеям скептически — особенно к стимулированию поставок рыбы на российский берег, считая это лоббизмом чиновников по отношению к определенным бизнес-структурам. Например, единственный незамерзающий порт на Северо-Западе, который работает круглогодично, — это Мурманск. Свежую неразделанную рыбу можно успеть доставить только туда, иначе она испортится. Но надо учесть, что ту же прибрежную квоту, за счет которой магазины снабжаются «охлажденкой», имеют предприятия не только в Заполярье, но и в Карелии, и в Архангельской области. И если планы федеральных властей воплотятся в реальность, то всю эту квоту придется везти в Кольский залив и поставлять тем трем-четырем рыбоперерабатывающим предприятиям, находящимся в Мурманске.

Рыбопереработчики Архангельска и Карелии окажутся в нелучшем положении. Еще одна проблема связана с тем, что намеченные правительством меры вовсе не гарантируют уход от экспорта.

Неразделанная рыба интересна тем, что из нее можно сделать филе первой заморозки. Но доходы российских граждан не позволяют большинству из них покупать это филе. Зато оно очень ценится за рубежом, так что с увеличением объемов сбыта за границу никаких проблем нет. В итоге снова возникает вопрос экспорта, против которого борются минсельхоз и Росрыболовство.

Прямая речь

Вячеслав Зиланов, председатель Координационного совета работников рыбного хозяйства России:

— Не очень я верю в такие меры. У нас социализм или рынок? Особенно большие сомнения у меня по поводу того, что 80 процентов сырья рыбопереработка должна получать за счет прибрежной квоты. Любой рыбопереработчик на берегу всегда будет завышать производственные мощности, и проверять его можно сколько угодно. Ну, переработают они рыбу, а кто ее купит? И что такое «высокая степень переработки»? До сих пор нет документа, который дал бы ответ на этот вопрос. Допустим, что к этой продукции можно отнести филе. Но оно стоит 150-180 рублей, а то и больше. А платежеспособный спрос населения маленький. Пенсионер или бюджетник лучше возьмет две курицы, чем один килограмм рыбного филе.

Юрий Алашеев: «Добровольная сертификация — самый сильный инструмент для борьбы с нечестной конкуренцией»

Сайт roscontrol.com

7 апреля 2014 года

http://roscontrol.com/experts/article/yuriy_alasheev_dobrovol_naya_sertifikatsiya_samiy_sil_niy_

instrument_dlya_bor_bi_s_nechestnoy_konkurentsiey_1

Председатель «Рыбного Союза» Юрий Алашеев в интервью НП «Росконтроль» рассказал о том, как отсутствие внешнего контроля тормозит развитие добросовестного бизнеса в России. Особые надежды он возлагает на систему добровольной сертификации, усиление и развитие отраслевых союзов и создание единой государственной службы, регулирующей бизнес на территории Единого Экономического Пространства. По мнению Алашеева, эти три фактора способны повлиять на рынок максимально эффективно.

— Юрий Олегович, можно ли считать конкуренцию на потребительском рынке России добросовестной? Кто сейчас регулирует конкурентную борьбу?

— К сожалению, массовые нарушения не позволяют считать наш рынок добросовестным. Способов регулирования конкуренции и органов, которые этим занимаются, хватает. К примеру, антимонопольная, налоговая, таможенная службы. Но самая болезненная проблема — это качество, которое по факту никто не регулирует, в том числе и Роспотребнадзор. Сейчас контроль качества у нас полностью находится на совести поставщика и магазина.

— Какие основные признаки честной и нечестной конкуренции в бизнесе?

— Самый очевидный и прямой способ честной конкуренции — создание инновационных продуктов, удовлетворяющих потребителя. Плюс честное продвижение. Нечестная конкуренция — это уход от налоговых платежей, таможенных сборов, производство продукции на предприятиях, не соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям, недостоверное декларирование продукции по весу и составу, нарушения санитарного и ветеринарного законодательства – то есть, обман потребителя в самых разных формах. Ведь целью недобросовестного производителя является занижение расходов и увеличение прибыли любой ценой.

— Можно ли выделить наиболее распространенные приемы нечестного ведения бизнеса?

— Недостоверное декларирование состава, по-моему, самый массовый и, видимо, самый эффективный способ получить конкурентное преимущество для недобросовестных участников рынка. К сожалению, приходится признать, что ничем не подтвержденная надпись «без консервантов» привлекает покупателя.

— Как влияет на конкуренцию отсутствие внешнего контроля, регулирования?

— Негативно: конкуренция становится дикой. Предприятия, заинтересованные в долгосрочной работе на рынке, развиваются медленнее, чем могли бы. Если бы они не сталкивались с недобросовестной конкуренцией, то могли бы работать гораздо эффективнее.

— Насколько далеко может зайти недобросовестный бизнес в погоне за «легкими деньгами»?

— Очень философский вопрос. А насколько далеко в своей подлости может зайти человек? К счастью, с фактами отравления некачественной продукцией я пока что не сталкивался в своей практике. Думаю, что яд уж точно не будут подсыпать…

— И чем тогда можно остановить «плохой бизнес»?

— Я бы не стал использовать такие формулировки как «плохой бизнес». На самом деле, предприятия, заинтересованные в долгосрочной работе, больше всего хотят, чтобы был контроль качества на полках. Предприниматели, которые вынуждены заниматься недобросовестной конкуренцией, они часто жертвы, а не злодеи.

К примеру, компания объявляет тендер на поставку морепродуктов, и в условиях тендера заявляет, что требуется поставлять продукцию с 30% глазировкой. И это при том, что СанПиН разрешает глазировать продукцию не более чем на 5%. У предпринимателя появляется два варианта действий: не участвовать в тендере или нарушить СанПиН. Но ему нужно развивать свой бизнес, деваться некуда. Приходится выбирать второй вариант. Это ведь не единичный случай, так во всем. С одной стороны, Роспотребнадзор ввел СанПиН, а с другой — ничего не делает, чтобы контролировать соответствие установленным нормам. Правовой нигилизм создал ситуацию, когда у всех ритейлеров доминирует ценовая конкуренция, а поставщикам приходится участвовать в ней.

Я верю в систему добровольной сертификации, и это, на мой взгляд, действенный рычаг, но, безусловно, должен быть госконтроль. От самих сертификатов пока что немного толку, потому что даже на упаковках декларируется нарушение СанПиНов. Даже импортный товар, который поступает на таможню, декларируется с глазурью 25-30%, что значительно превышает нормы, установленные СанПиНом. Другое дело, что и норма СанПиНа в этом случае спорная.

— Юрий Олегович, как вы полагаете, бизнес способен самостоятельно и добросовестно контролировать качество своей продукции? Существуют ли добросовестные объединения, ассоциации, союзы? В чем их задача?

— Бизнес в состоянии контролировать собственное качество. Но добиться того, чтобы в целом на рынке была продукция хорошего качества, бизнес самостоятельно не может. Для того, чтобы все соблюдали правила, требуется внешний контроль.

«Рыбный Союз» не имеет рычагов воздействия на своих участников, как и на ситуацию с тендером. Мы, как союз, подписали Кодекс добросовестных практик с торговыми сетями, пытаемся добиваться его обоюдного соблюдения, но это достаточно сложный процесс. «Рыбный Союз» — это площадка, на которой можно обсуждать проблемы, что-то решать, но, повторю, воздействовать на своих участников мы не можем.

Я считаю, что в конечном итоге производители качественной продукции все равно одержат победу. Да, в условиях отсутствия контроля качества продукции этот процесс занимает много времени. Это время нужно потребителю, чтобы разобраться в качестве продукции, представленной на прилавке. Но это обязательно произойдет, поэтому я не думаю, что можно победить в долгосрочной борьбе, используя методы нечестной конкуренции.

— Способен ли производитель и ритейл самостоятельно контролировать качество? Насколько сильно цена на продукт зависит от его качества? И стоит ли покупателю при выборе ориентироваться на цену?

— Возможности достойным образом контролировать свое качество есть и у производителя, и у ритейла. Но вот парадокс: если на полках торговых сетей — самая качественная продукция, то она и самая дорогая. А потребитель не заинтересован переплачивать за товар. Поэтому проблема не в том, что производитель и ритейл необъективны к себе, не видят, что нужно ставить на полки качественную продукцию. Проблема в том, что они должны конкурировать с другими сетями, которые свободны от соблюдения контроля качества продукции в угоду снижения цены на нее.

Дело не в том, что для торговой сети внешний контроль будет лучше внутреннего. На рынке действует правило: чем выше качество, тем выше цена, тем меньше покупателей. Получается, что одному игроку очень сложно удержать качество, удержать цену и сохранить покупателей. Надо, чтобы это делали все игроки на рынке. Именно для этого нужен внешний контролер, чтобы он следил не за одной сетью, а за всеми. Правила должны быть согласованы для всех участников рынка. Приведу наглядный пример того, как работает этот механизм. Вот запретили бензонат натрия, и сеть начинает контроль, начинает убирать с полок продукцию, содержащую бензонат натрия. Естественно, перестраиваются и поставщики, убирают бензонат натрия из состава продукции. Это, в свою очередь, вызывает сокращение сроков хранения продукции, что влечет за собой возвраты ее от сетей. Получается, что производители должны забирать товар или сети должны списывать его, а это убытки. Чтобы покрыть убытки, поднимается цена на этот продукт. И, как результат, кусок семги без бензоната натрия стоит дороже, что вызывает недоумение потребителей.

Причем это пример, касающейся конкретной продукции. Если сеть начнет делать это по всей номенклатуре товаров, это вызовет широкое недовольство потребителей, которые сделают для себя вывод: в этой сети что-то всё стало дорого, пойду в другую. Тем самым сеть потеряет потребителя. Этот пример показывает, как соблюдение качества связано с ценой продукта.

— Какие есть способы держать производителя в тонусе, чтобы он не расслаблялся и не терял в качестве, развивался?

— Скажу сразу, дело не в том, чтобы держать производителя в тонусе, а в том, чтобы помочь ему сохранить качество и цену. Согласен, часть производителей со временем теряют или в качестве, или в количестве. Ведь есть же тенденция сокращения объема упакованного продукта, связанная с тем, что производитель не может поднимать цены в соответствии с инфляцией, и ему необходимо что-то предпринять, чтобы сохранить цену. Честный способ — это уменьшить объем, хотя здесь тоже применяются фокусы. Например, упаковка йогурта остается такого же размера, как и раньше, но самого йогурта внутри уже меньше.

— Какое место вы отводите общественному контролю?

— Общественный контроль необходим, но для него нужно создать условия. Я считаю, что рано или поздно у нас сформируется нормальная система добровольной сертификации, которая будет вынуждена быть честной, в отличие от обязательной.

Добровольная сертификация не может быть услугой, выполняемой кое-как. В том случае, если сертификат не выдается по всем правилам, а просто продается, то он не нужен производителю, поскольку к нему нет доверия. Поэтому, если бы сертификат Роспотребнадзора сегодня не был обязательным, его бы никто не покупал. И наличие такого сертификата ничего не значит, а, следовательно, и платить за него не хочется. А вот добровольная сертификация будет вынуждена поддерживать уровень добросовестности, причем потребитель должен быть осведомлен о том, что возникла система добровольной сертификации, и что ей можно доверять.

— А не проще реформировать уже имеющуюся систему и начать, например, проверять те сертификаты, которые сейчас выдаются?

— А кто это будет делать? Госструктуры должны получать на это деньги из бюджета страны. А если органы по добровольной сертификации не будут хорошо работать, они разорятся. То есть, их удерживает на плаву только добросовестная практика. Ведь что бы ни делал Роспотребнадзор, он не перестанет существовать, пока его финансирует государство. А система добровольной сертификации не может себе такого позволить, и, понимая это, организация будет делать все возможное, чтобы сохранить ценность своих сертификатов.

— Получается, введение добровольной сертификации — единственный способ наладить работу рынка?

— Почему единственный? Улучшить работу рынка можно только применяя совокупность всех доступных способов, всех инструментов. Например, необходимо усовершенствовать работу Роспотребнадзора, чтобы уменьшить количество ничего не значащих бумажек. Предоставить госорганам возможность проводить проверки чаще, чем раз в три года. Нужно развивать общественные союзы, их кодексы добросовестных практик. Еще я бы включил в тройку наиболее эффективных средств усиление общественных союзов, а также создание единого государственного органа и усиление его работы в рамках ЕЭС. Существует много способов, но добровольная сертификация — самый сильный инструмент.

Проживем ли мы без бразильского мяса и норвежского лосося?

Комсомольская правда, Апрель 10, 2014, автор: Елена Аракелян

Проживем ли мы без бразильского мяса и норвежского лосося? (Комсомольская правда от 10.04.2014. автор:Елена Аракелян)

От каких западных товаров Россия может отказаться

Смотрю вокруг себя… На кухне ждет своего часа израильская картошка, а рядом пристроились польские яблоки. В холодильнике, правда, отечественные молоко и масло, курятина тоже местная. Мы уже так привыкли к этому интернационалу, что и не представляем без него своей жизни. Страшно сказать, что произойдет, если вдруг лишимся товаров с Запада. А страшно ли? Проверим.

Без хлеба не останемся

Пшеницу, ячмень и даже рис Россия нынче экспортирует, то есть кормит ими не только себя, но и другие страны. Так что без хлеба и каш не останемся, макарон тоже вдосталь. Да, на полках полно дорогой итальянской пасты, но без гурманства можно и обойтись.

Хуже с молочными продуктами. Производство своего молока за 2013 год снизилось примерно на 10%, доля импорта, включая сыры, творог и другие молочные продукты, доходит до 30 – 40%. Правда, значительная часть привозной молочной продукции поступает к нам из братской Беларуси. Соседское молоко дешевле благодаря существенным дотациям, поэтому составляет сильную конкуренцию нашему отечественному.

Курятина – тоже мясо

С мясом так. Более 30% говядины и свинины, включая ту, что идет здесь на переработку, приезжает из-за кордона. Но Россия почти полностью обеспечивает себя курятиной. Так что прокормимся. Некоторые спецы уверены, что и отечественной свининой нас тоже скоро обеспечат сполна. Общая мощность крупных свинокомплексов, которые сейчас в процессе строительства, – под 500 тысяч тонн, этого хватит, чтобы обойтись своими силами.

Кому не хватит семги – есть кижуч и горбуша

Еще одна из существенных статей импорта – рыба.

— Если вдруг откажемся от импорта, допустим, из-за санкций, то пострадают любители деликатесов, – говорит Сергей Гудков, председатель Рыбного союза. – Останемся без 150 тысяч тонн в год лосося, который в основном закупаем в Норвегии. Своего столько не вырастим. Зато многие откроют для себя вкус нашей российской рыбы: кижуча, нерки, горбуши. Еще с поставками устриц проблемы будут, но можем перейти на устрицу отечественную, она есть. Большие объемы кильки из Эстонии тоже можем заместить нашей продукцией. Есть небольшая проблема: наша килька поступает вперемешку с салакой. Это для переработки в пресервы (продукты в герметичной упаковке) неудобство, а для производства консервов большой разницы нет. А минтай и треску наши рыбаки вывозят на экспорт.

Неужто яблони не вырастим?

Понятно, что без некоторых импортных продуктов России никак не обойтись. Например, некоторые экзотические фрукты у нас просто не растут. Хотя, если говорить о фруктах, и тут резервы для самообеспечения есть. Одна из главных статей нашего фруктового импорта – яблоки и груши, которые летом в Подмосковье по канавам валяются. Только за этот январь, например, согласно данным Росстата, яблок мы за кордоном закупили 120 тысяч тонн – больше, чем бананов! Специалисты разводят руками: покупать яблоки у частников мелкими партиями торговле невыгодно, дешевле из Польши завезти. Правда, крупный бизнес садами уже начал интересоваться, но плоды этого интереса мы сможем увидеть не раньше, чем через несколько лет, – яблоням сначала вырасти надо.

Где свое и разное – там ниже цены

Сельское хозяйство, безусловно, сфера, где от создания большего числа собственных конкурентоспособных производств наши граждане реально выигрывают, потому что получают более дешевый товар. Характерный пример – те же курятина и минтай.

— Сегодня 80% прироста производства бройлеров – за счет российских компаний, которые по технологиям уже не уступают американским, – говорит Иосиф Дискин, доктор экономических наук, профессор, член Общественного совета при Министерстве экономического развития. – Начали разбираться с кредитованием рыбопереработки, с тем, почему российские суда разгружаются в иностранных портах, вот и минтай появился. Эти товары и не растут в цене. Свое современное сельское хозяйство – путь к повышению уровня жизни населения.

А какова ситуация с непродовольственными товарами? Об этом мы поговорим в одном из ближайших выпусков «КП».

КСТАТИ

Откуда фастфуд? С нашей дачи, вестимо!

Как утверждают в самих компаниях, которые кормят нас фастфудом под импортными вывесками, примерно на 80 с лишним процентов еда у них – чисто российская.

Скажем, в московских «Макдоналдсах» салат и овощи – с подмосковной «Белой дачи». Поставщики мяса выбираются из российских предприятий на основе требований «Макдоналдса» и документов независимых сертификационных центров.

Та же ситуация и с другими американскими сетями фастфуда, которые сейчас работают в России. Так что те, кто сейчас предлагает их у нас закрыть – мол, вот и будет наш ответ на санкции, – на самом деле оставят как минимум частично без работы более сотни российских агропромышленных предприятий.

Проживем ли мы без айпадов и карты Visa?

http://www.kp.ru/daily/26219.7/3102415/

Комсомольская правда от 12.04.2014, автор: Елена Аракелян

В номере «КП» за 10 апреля с. г. мы на примере гамбургера разбирались, сможет ли Россия обойтись без привозного продовольствия. Теперь — о том, какова ситуация с непродовольственными товарами.

ХОТИМ ТЕХНИКУ — НАДО ДРУЖИТЬ С КИТАЕМ

Крупная бытовая техника — холодильники, стиральные машины — на нашем рынке, независимо от марки, почти вся отечественного производства (см. «Откуда родом бытовая техника и электроника с наших прилавков»). Indesit собирается в Липецке, Beko — во Владимирской области, LG — в Рузе.

— Это не просто «отверточная» сборка, на российские заводы перенесены достаточно серьезные операции — резка металла, покраска, изготовление пластика, — объясняет Антон Гуськов, директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК). — Но комплектующие — импортные. Компрессоры и тому подобные агрегаты на заводы в Европе, как и к нам, поставляются из Юго-Восточной Азии, Китая и Тайваня.

Телевизоры тоже делаются в большинстве своем у нас, но комплектующие — с двух-трех заводов в Азии, которые снабжают ими весь мир.

Обратная ситуация с мелкой бытовой техникой — утюгами, миксерами, электрочайниками. Даже та, что выпускается под российскими марками, собирается… ну вы поняли где — в Китае. Большая часть себестоимости такой мелочовки приходится на комплектующие, и растаскивать производство по разным странам в этом случае невыгодно. Та же история и с высокотехнологичными товарами — планшетами, ноутбуками, смартфонами, мобильными телефонами.

— Это сейчас общемировая практика: развитые страны придумывают технологии, а Китай, реже Вьетнам осуществляют сборку, — говорит Антон Гуськов.

Так что здесь, видимо, нет смысла пытаться заменить импорт на свое производство. Ведь и на айпадах красуется надпись Made in China.

ПЕРЕСЯДЕМ НА «ЖИГУЛИ»?

Да знаем-знаем — практически все крупные мировые автоконцерны уже имеют у нас свои заводы (см. «Из чего делаются иномарки российской сборки»). Но тут ситуация та же, что и с бытовой техникой. Большая часть компонентов — привозные. Фишка в том, что и российский АвтоВАЗ в последние годы увеличивал закупки импортных материалов и комплектующих для своих моделей. Они используются не только в полу-иномарках типа «Шевроле Нива», но и в современных «Ладах». По данным на прошлый год, доля импорта в общем объеме поставок комплектующих для нашего автогиганта составляла порядка 20 — 25%.

ЧЕМ ОТВЕТИМ VISA И MASTERCARD

Сегодня на руках у россиян более 200 миллионов банковских карт. Больше, чем в стране жителей. И, как говорят эксперты, создать свою платежную систему — не проблема.

— Технологии у нас есть, есть и опыт создания платежных карточных систем. Напомню, кроме ПРО100 на основе универсальной электронной карты, в России были созданы Union Card, STB Card, «Золотая Корона». STB Card использовала те же стандарты и технологии, что и международные платежные системы, однако ушла с рынка, не выдержав конкуренции, — говорит Тимур Аитов, вице-президент Национального платежного совета. —

Никакой поддержки, тем более государственной, у отечественных систем никогда не было. Китайские коллеги более десяти лет при поддержке государства продвигали на рынок свою национальную платежную систему UnionPay. И есть весомый результат — карта UnionPay принимается в 142 странах мира. Сейчас в деле создания российской платежной системы ощущается мощная направляющая роль государства, хотя прямого финансирования и не выделено. Вопрос создания системы — решаемый, но не быстрый. И свою национальную систему создавать будем, и карты международных платежных систем обслуживать и принимать тоже будем — никто от них отказываться не собирается.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Все эксперты сходятся во мнении: ситуация, при которой России придется жить «на всем своем», крайне маловероятна. Хотя бы потому, что наши зарубежные поставщики во многих случаях пострадают куда больше, чем российские потребители.

— Подавляющее число отраслевых союзов — наших зарубежных партнеров настроены примерно так: такого рынка сбыта, как российский, мы другого в Европе не найдем, — рассказывает председатель Рыбного союза Сергей Гудков.

Это касается и многих других рынков. За последнее десятилетие Россия прочно заняла свое место в международном разделении труда. И потоки импорта в нашу страну не всегда свидетельствуют о том, что мы что-то не можем произвести сами. Как видно из статистики (см. «Чего наша страна больше всего завозит и вывозит»), ряд товаров мы вообще одновременно и завозим, и вывозим. Потому что для страны с такой большой территорией это удобнее и зачастую дешевле.

 

 

 

 

 



Обсуждение закрыто.



Другие новости

   Август 10, 2017 в 1:39

Анонс: Круглый стол «Технический регламент «О безопасности рыбы и рыбной продукции. Выявление критических мест при обороте рыбной продукции»

Рыбный Союз

«Рыбный Союз» приглашает на Круглый стол «Технический регламент «О безопасности рыбы и рыбной продукции. Выявление критических мест при обороте рыбной продукции»

Читать далее


   Июль 20, 2017 в 7:02

Минтай приплыл (Российская газета от 20.07.2017, автор Нина Егоршева)

Рыбный Союз

В нынешнем году, как считает руководитель Рыбного союза Сергей Гудков, рыбный рацион россиян вряд ли изменится в лучшую сторону, поскольку этот продукт дешеветь не спешит, а, скорее, наоборот.

Читать далее


   Июль 10, 2017 в 9:49

Рыболовы поймали Мантурова за язык (НГ от 10.07.20, автор Анастасия Башкатова)

Рыбный Союз

«Проблема заключается в том, что в России нет специального портала, где была бы детализирована статистика, ввиду чего все данные берутся из журналов учета и обобщенной ведомственной информации, причем обобщенной до такой степени, что ее сложно комментировать, – поясняют в Рыбном союзе. – В отсутствие официального статистического источника, куда можно зайти и эти цифры посмотреть, возможны различные интерпретации».

Читать далее


   Июль 6, 2017 в 10:08

«Рыбный Союз» поздравляет с наступающим Днем рыбака!

Рыбный Союз

«Рыбный Союз» поздравляет всех тружеников отечественного рыбохозяйственного комплекса.

Читать далее


   Июнь 28, 2017 в 11:59

В ФАС рассказали, как весь улов уходит за границу (РЕН-ТВ от 27.06.2017)

Рыбный Союз

«Валютная стоимость в привязке к рублю дала рост цен нам на сырье приблизительно в два раза. Те цены, которые есть на рыбную продукцию, привели к снижению потребления к уровню 2014 года — около двадцати процентов», — рассказал исполнительный директор «Рыбного союза» Сергей Гудков.

Читать далее


Следующая страница →


Актуально



  Июль 11, 2017

Состоялось первое заседание оргкомитета Международного рыбопромышленного форума

Рыбный Союз

В заседании приняли участие представители крупнейших отраслевых ассоциаций: ВАРПЭ, НО «Рыбный союз», «Росрыбхоз», АКОРТ, начальники профильных управлений Росрыболовства, а также территориальных управлений агентства: на связь в режиме видеоконференции вышли Санкт-Петербург, Владивосток, Магадан, Ростов-на-Дону, Севастополь, Петропавловск-Камчатский.



  Июль 6, 2017

«Рыбный Союз» выступил в качестве соорганизатора Дня рыбака в Мурманской области

Рыбный Союз

В этом году организаторами мероприятия выступили некоммерческие объединения – Союз рыбопромышленников Севера, Ассоциация прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана и Мурманское представительство «Рыбного Союза».



  Июнь 6, 2017

Глава Росрыболовства: доля транспортной составляющей в цене на рыбу менее 5% (ТАСС, от 03.06.2017)

Рыбный Союз

Глава Росрыболовства добавил, что сейчас вместе с РЖД идут опытные поставки, связанные с контролем за температурным режимом. «Есть специальные считывающие устройства, которые отслеживают температуру рефрижераторных контейнеров на протяжении всего пути следования. Это еще дополнительный именно элемент, который позволит нарастить потребительский спрос», — отметил он, добавив, что ведомство договорилось совместно с Рыбным союзом и Ассоциацией предприятий оптово-розничной торговли провести работу по тому, чтобы сети тоже соблюдали необходимые режимы.



  Май 17, 2017

Итоги торгов рыбой за Апрель 2017 / 17 мая 2017 Fishnet.ru

Рыбный Союз

Майские праздники закончились, подводим результаты электронных торгов за Апрель 2017.

На текущий момент по товарной группе «Рыба и морепродукты» на торги допущена 771 компания — самая большая и самая активная группа компаний.



  Апрель 28, 2017

На сайте ЕЭК опубликовано Решение Коллегии о переходных положениях вступления в силу технического регламента ЕАЭС 040/2016 «О безопасности рыбы и рыбной продукции».

Рыбный Союз

Основные положения «рыбного» техрегламента вступают в силу с 1 сентября 2019 года.



  Апрель 17, 2017

В Росрыболовстве обсудили готовность к переходу на электронную ветсертификацию

Рыбный Союз

Исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков доложил о ходе опытной эксплуатации системы рыбопромысловыми судами, а также результатах опроса об информированности компаний о скором обязательном переходе на электронную отчётность. Как показало исследование Рыбного союза, на данном этапе менее 50% компаний знают о том, что с 1 января 2018 года ветеринарные сертификаты на рыбную продукцию будут приниматься только в электронном виде. Треть опрошенных о грядущих переменах вообще не знает, а пятая часть – впервые слышит. В опросе принимали участие торговые (70,08%), рыбоперерабатывающие (23,08%) и рыбодобывающие (11,54%) компании.



  Февраль 16, 2017

Как защитить свои интересы при работе с контрагентами

Рыбный Союз

«Рыбная ассоциация» и «Рыбный Союз» создали совместную рабочую группу для выработки рекомендаций своим участникам по минимизации рисков в части привлечения к налоговой ответственности, связанной с недобросовестными действиями торгово-посреднических компаний по неуплате НДС. Неуплата НДС — одно из самых серьезных негативных действий предпринимателей, приводящее к недобросовестной конкуренции и наносящее большой ущерб рынку. Одним из первых шагов является инструкция (версия 1.0) как рекомендация членам наших объединений, а также любым участникам рынка по необходимому набору действий для защиты своих законных интересов. По мере совершенствования практики взаимодействия инструкция будет обновляться и находиться в открытом доступе на сайтах Рыбной Ассоциации и Рыбного Союза.



  Январь 13, 2017

Вестник потребительского рынка МЭС №28 (январь, 2017).

Рыбный Союз

Вашему вниманию предлагается Вестник потребительского рынка МЭС №28 (январь, 2017).



  Декабрь 15, 2016

Поставщиков предостерегли от заключения договоров с ритейлерами (РБК от 15.12.2016, автор: Наталья Новопашина)

Рыбный Союз

Ассоциация производителей и поставщиков продовольственных товаров («Руспродсоюз») призвала своих участников отказаться от контрактов, если ритейлеры отказываются соблюдать нормы саморегулирования, прописанные в Кодексе добросовестных практик (КДП). Сейчас самый разгар переподписания договоров с торговыми сетями на 2017 год.



  Ноябрь 11, 2016

Отчет о работе трейдинговой площадки FishPrice.ru

Рыбный Союз

Площадка заработала в марте 2016 года. а в апреле 2016 года уже была переведена в режим опытной эксплуатации. В ноябре площадка начала функционировать в режиме коммерческой эксплуатации. Вы можете ознакомиться с агрегированной статистикой по работе площадки за весь период.